Обучение персонала

Алчян и Демсец: фирма как вариант рынка

Алчян и Демсец: фирма как вариант рынка группа

Совсем иной точки зрения придерживаются Армен Алчян и Харолд Демсец, отвергающие это разграничение (Alchian and Demsetz, 1972). Они утверждают, что не существует никакой существенной разницы между обычным рыночным обменом, с одной стороны, и организацией и размещением ресурсов внутри фирмы — с другой2. Они отрицают какое-либо значимое различие между обменом товаров повседневного спроса на рынке и контрактом найма в фирме: “Сказать работнику напечатать письмо, вместо того чтобы подшивать документы, — то же самое, что сказать бакалейщику продать этот сорт тунца вместо того сорта хлеба” (Ibid., р. 777). Их статья оказала огромное влияние, и ряд других теоретиков предприняли разностороннее расширение интерпретации фирмы как главным образом совокупности контрактов.

Одним из важных следствий подобных рассуждений является отрицание самой идеи существования в пределах фирмы какой-либо специфической формы власти или отношений подчинения между нанимателем и наемным работником. Алчян и Демсец неоднократно заявляют, что фирма

“не обладает пи силой принуждения, ни властью, ни дисциплинарными полномочиями, хотя бы в какой-либо степени отличными от тех, которыми обладает обыкновенный рыночный контракт между любыми двумя субъектами. …Говоря об управлении, руководстве и закреплении за работниками различных обязанностей, мы наглядно описываем тот факт, что работодатель вовлечен в непрерывный пересмотр контрактов на условиях, которые приемлемы для обеих сторон”.

Алчян и Демсец утверждают: хотя может показаться, что администрация имеет власть над работником, на самом деле это симметричные отношения, «просто… соглашение “услуга за услугу”. Каждый совершает и покупку и продажу» (Ibid., р. 783). По Алчяну и Демсецу, можно считать, что наемный работник приказывает работодателю платить обговоренную заработную плату в том же смысле, в каком последний предписывает первому выполнять определенные действия. С точки зрения их концепции как работодатель может прекратить действие соглашения и “уволить” работника, точно так же и работник может “уволить” нанимателя и уйти с работы.

Алчян и Демсец признают лишь одно существенное различие между фирмой и рынком: важную роль, которую играет в фирме “командное” производство (team production), и сопутствующие затруднения при измерении и вознаграждении индивидуального вклада каждого работника в трудовую деятельность коллектива. Для того чтобы свести к минимуму уклонение персонала фирмы от работы (shirking), утверждают Алчян и Демсец, необходим некий “контролер” (monitor). В свою очередь, для того чтобы гарантировать качественное исполнение последним своих обязанностей, эта “центральная фигура” должна, по их мнению, обладать правом на участие в прибылях фирмы.

“Контролер” (т. е. работодатель) зарабатывает доход “не только за счет назначения цены, которую он согласен заплатить за факторы производства, но и за счет наблюдения за использованием этих факторов и его регулирования” (Alchian and Demsetz, 1972, p. 782). Таким образом, одна из важных функций работодателя — сбор информации, в том числе данных о производительности труда наемных работников. Но именно по этой причине “фирма приобретает черты эффективного рынка, на котором информация о производственных характеристиках большого числа конкретных факторов производства становится доступной по более низкой цене” (Ibid., р. 795). Тем самым работодатель как бы осуществляет “оркестровку рынка” внутри фирмы.

Как уже отмечалось выше, Алчян и Демсец полагают, что контракт найма подвергается “постоянному пересмотру” (Ibid., р. 794). На самом деле они вынуждены встать на такую точку зрения, чтобы интерпретировать тот факт, что, поскольку в контракте найма должно быть предусмотрено возникновение сложных, непредвиденных обстоятельств, он никогда не бывает изначально абсолютно полным. Поэтому предполагается, что условия найма могут стать предметом “подразумеваемой” сделки в любой момент в течение срока действия контракта.

В одной из предыдущих глав мы уже говорили о проблемах, связанных с легковесными предположениями относительно “подразумеваемого контракта”, не предусматривающего никаких явных переговоров или соглашений. Кстати, в работе Nutzinger (1976) проводится параллель между трактовкой отношений найма в статье Алчяна и Демсеца, с одной стороны, и интерпретацией и оправданием рабовладения как подразумеваемого контракта между хозяином и рабом по Сэмюэлю Сибюри — с другой. Примечательно, что ортодоксальные экономисты могут одновременно и декларировать свою приверженность идеям права выбора и свободы личности, и бесцеремонно игнорировать проблему отсутствия явно выраженного согласия индивида!

Можно признать существование ограниченного класса ситуаций, в которых имеют место подразумеваемые контракты. Но весьма спорным является предположение, что речь идет о тех случаях, когда полный формальный контракт невозможен. Сама природа контракта найма такова, что детальные содержательные переговоры по каждому его пункту невозможны по причине присущих трудовому процессу неопределенности и сложности.

В этом главная причина, по которой остается столь актуальным марксово различение между рабочей силой (т. е. работоспособностью) и трудом (собственно производственной деятельностью). Контракт найма предусматривает соглашение, в соответствии с которым объектом найма является именно рабочая сила, а сам рабочий вступает в отношения подчинения, предоставляя управляющему право, если нужно, принимать решение, какого рода работу ему поручить. Сам факт невозможности предварительного заключения полного формального контракта диктует необходимость какого-то альтернативного устройства дел. Одним из решений этой проблемы, выработанным в ходе развития капиталистической экономики, стало придание контракту найма такой формы, при которой администрация получает заранее не оговоренные во всех деталях широкие полномочия руководить трудовой деятельностью в пределах фирмы.

Утверждая, что контракт найма подвергается постоянному пересмотру, Алчян и Демсец игнорируют функцию асимметричных отношений власти в фирме и никак ее не осмысливают. Более того, в их модели предполагается, что схема постоянно пересматриваемого контракта позволяет обойти важнейшую проблему неопределенности и сложности, сопряженных с организацией труда. Осуществляемый прямо в цеху реальный пересмотр контракта в предполагаемых масштабах приведет к непомерным тратам времени и ресурсов, не говоря уже о том, что почти не прекращающиеся торги и пререкания на работе с большой вероятностью расшатают групповое согласие и командную сплоченность работников. И опять же авторы статьи, сам заголовок которой содержит слова “информационные издержки”, без тени смущения дают понять, что подобные проблемы, сопряженные с переговорами и информацией, можно вообще не принимать во внимание.

Мы утверждаем, что особенностью контракта найма является его изначальная неполнота и отчасти по этой причине на период своего действия он наделяет администрацию определенными властными полномочиями. В нем есть как явно сформулированные, так и подразумеваемые положения, но он не становится и не может стать предметом постоянного пересмотра или оценки расчетливыми агентами, как это предполагает модель Алчяна—Демсеца.

Если использовать эту модель применительно не только к фирме, но и к семье, государству и другим институтам, то окажется, что рынки существуют повсюду. Если такое сложное и неформальное соглашение, как контракт найма, можно трактовать как подразумеваемый контракт, подлежащий постоянному пересмотру, то можно без труда обнаружить “подразумеваемые контракты” где угодно, например в браке, в отношениях родителей и детей, в органах государственного управления. По существу, исчезает различие между обменом и принесением в дар, между рыночными и нерыночными институтами, и сам термин “рынок” становится настолько универсальным, что теряет какой-либо содержательный смысл.

Одно из преимуществ работ Оливера Уильямсона и его последователей в сравнении со статьей Алчяна и Демсеца заключается в том, что в них проводится четкая граница между рыночными и нерыночными институтами. Вместо отождествления фирмы по сути с разновидностью рынка Уильямсон пишет о “созидательной напряженности” между рынками и иерархическими организациями типа капиталистической фирмы (Williamson, 1975). Отношения найма считаются отличными от отношений бакалейщика и покупателя, поскольку наемные работники обладают уникальными личными умениями, полную информацию о которых нельзя узнать заранее. Факт существования таких “профессиональных идиосинкразий” исключает, например, переговоры о заключении трудовых контрактов на постоянной основе, аналогичные торговле наличным товаром на открытом рынке (Williamson, Wachter and Harris, 1975). Тем самым налицо четкое концептуальное различие между рынком и другими институтами, например фирмой. Однако, к сожалению, подход Уильямсона страдает другими серьезными дефектами, которые мы детально обсудим ниже.

/>

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория