Обучение персонала

 Дилемма рационалистов

Более сложную позицию в определенных аспектах занимает Фридрих Хайек. Критика бихевиоризма в его книге “Сенсорный порядок” (Hayek, 1952b) имеет прямое отношение к вопросу о существовании целеустремленности и сознательности на психологическом и нейрофизиологическом уровне. Хайек интерпретирует человеческий мозг и нервную систему как сложную иерархическую структуру, в которой имеют место как сознательные, так и бессознательные психические процессы.

Следует отметить, что работы Хайека по ряду важных аспектов представляют собой отклонение от позиции, господствующей в австрийской школе. Хайек отказывается от декартова “методологического дуализма” фон Мизеса. Однако по ходу дела такие ключевые понятия, как “цель” и “деятельность”, приобретают иной по сравнению общепринятым смысл. Например, Хайек полагает, что можно создать машины, которые “будут демонстрировать все характеристики целеустремленного поведения”. И хотя такие машины “сравнительно примитивны, диапазон их операций ограничен по сравнению с центральной нервной системой” и поэтому “их нельзя считать мозгами”, Хайек убежден, что “в смысле целеустремленности они отличаются от человеческого мозга не в существе, а в степени” (Hayek, 1952b, р. 126).

Сильные доводы против воззрений типа “компьютеры могут мыслить” представлены в работах Searle (1983, 1984), так что нет надобности повторять их здесь. Достаточно отметить, что и в неоклассической, и в бихевиористской, и даже в австрийской теории концепции цели и выбора в конечном счете утрачивают существенную часть своего содержания. Детерминизм, присущий неоклассическому воззрению на человеческий разум, исключает реальный выбор. Бихевиористы проявляют известную неразборчивость, когда находят “последовательно целеустремленное поведение” в простых кибернетических моделях адаптивного поведения (Simon, 1956). Экономисты австрийской школы независимо от собственных намерений по крайней мере в двух случаях снижают смысл концепций деятельности и цели. “Австрийцы” проводят границу между общественными и естественными науками, отчасти основываясь на факте существования целеустремленной деятельности в первых и отсутствия таковой в последних. Когда же Хайек переходит эту границу на участке между социологией, с одной стороны, и психологией и нейрофизиологией — с другой, он вынужден отрицать применительно к наукам второго типа состоятельность части тезисов, которые в социологическом контексте он объявляет аксиомами.

Это может показаться парадоксом, но, только отрицая, что всем психическим процессам присущ одинаковый уровень рациональности, мы можем отстоять идею целеустремленного и обдуманного характера некоторых действий. Подобно тому как солипсист, утверждая, что вся жизнь — сон, девальвирует само понятие сна, те, кто заявляет о целеустремленности и рациональности любой деятельности, в конечном счете лишают содержательности сами эти концепции. Именно в этом суть дилеммы рационалистов.

 

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория