Обучение персонала

Эндогенная природа ожиданий

Эндогенная природа ожиданий теории занятости

Одна из наиболее слабых сторон “Общей теории занятости, процента и денег” в сравнении с гипотезой рациональных ожиданий — трактовка Кейнсом долгосрочных ожиданий как экзогенных относительно данной модели. Фактически его теория делит мир экономики на две части: с одной стороны, детерминированные связи между инвестициями, выпуском, занятостью, доходом, сбережениями и т. д., с другой — подвластные неопределенности недетерминированные долгосрочные ожидания. Кейнс строит модель, расщепленную на детерминированную и недетерминированную части. Как пишет Шэкл:

 

«“общая теория занятости, процента и денег” разработана в терминах функций, причем переменные считаются в некотором смысле “зависимыми” друг от друга. Но эта взаимозависимость многих переменных в паутине совместной детерминации бесполезна для защиты традиционной позиции, так как одна из переменных остается неизменной. Инвестиции… подвластны не другим переменным, крепко сжимающим их плечи функциональной хваткой, а постоянно то гаснущему, то вновь загорающемуся блуждающему огоньку ожиданий. …Инвестиции — это “белая ворона” среди переменных, которая держится немного в стороне от стаи» (Shackle, 1972, р. 233).

На протяжении не менее двух десятилетий после Второй мировой войны сама трактовка ожиданий и инвестиций как недетерминированных переменных в кейнсианской системе создала возможности для конструктивного государственного вмешательства и воспрепятствовала возрождению идей “саморегулирования” в духе laissez-faire и даже стали доступны грузовые автозапчасти в москве. Однако со временем то обстоятельство, что Кейнс воздержался от рассмотрения процессов фактического формирования ожиданий и определения размеров инвестиций, стало восприниматься как признак слабости, а не силы его теории. Встревоженные явной “шизофренией”, которой страдает система Кейнса, сторонники теории рациональных ожиданий положили конец этой раздвоенности и, пренебрегая неизмеримой неопределенностью, втянули ожидания в детерминированный лагерь, возможно, присовокупив элемент вероятностной разновидности риска. Взяв на вооружение такую полную замкнутую модель, теоретики рациональных ожиданий прорвались через эту брешь в кейнсианской системе, заявляя притязания на адекватную теорию, объясняющую ожидания там, где Кейнс с этой задачей не справился.

Для теоретиков рациональных ожиданий характерно ассоциировать Кейнса с гипотезой адаптивных ожиданий, которая преобладала в послевоенном макроэкономическом моделировании до “революции” рациональных ожиданий. Однако, как показано в работе Lawson (1981), гипотеза адаптивных ожиданий несовместима с идеями самого Кейнса, утверждавшего, что “сама природа расчетов на отдаленное будущее такова, что их невозможно проверять в свете достигнутых за короткие промежутки времени результатов” (Keynes, 1971b, p. 51). Из этого тезиса видно, что долгосрочные ожидания по Кейнсу неадаптивны, но неясно, каким образом они формируются. Кейнс не заполнил пробел, и именно по этой причине его система выглядит сегодня уязвимой; а в прошлом тот же пробел служил подтверждением кейнсианской позиции в экономической политике.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория