Обучение персонала

Неопределенность и трансакционные издержки

Неопределенность и трансакционные издержки точки зрения

Воздавая должное вкладу Дальмана, Ричард Ланглуа пытается преодолеть затруднения, возникающие в связи с “информационной” теорией трансакционных издержек. Он встает на ту точку зрения, что “если мы хотим объяснить способы внутренней организации, то, сбросив все такие издержки в категорию дефицита информации, мы теперь должны провести новые границы уже внутри этой категории”. Ланглуа справедливо отмечает, что “некоторые виды дефицита информации вполне совместимы с контрактацией на рынках, характеризующихся полной ценовой децентрализацией” (Langlois, 1984, р. 28). Например, дефицит информации подразумевается в разработках, связанных с анализом общего равновесия на вероятностных рынках, и, как утверждается в работе Loasby (1976), эта концепция не нуждается ни в какой теории нерыночных организационных форм. Иными словами, с точки зрения вероятностного варианта теории общего равновесия, в котором проблемы информации носят стилизованный и ограниченный характер, нет никаких причин для существования фирм как таковых.

Предлагаемое Ланглуа решение поставленной им задачи основано на разграничении между типами информационных проблем, аналогичном хорошо известному противопоставлению риска и неопределенности в книге Фрэнка Найта (Knight, 1933). Однако в отличие от Найта Ланглуа предпочитает использовать термины “параметрическая” и “структурная” неопределенность соответственно. Параметрическая неопределенность возникает в связи с отсутствием информации о параметрах проблемы. Такой тип неопределенности может иметь место в неоклассической модели, где параметрическая неопределенность сочетается со знанием структуры проблемы и всех возможных состояний Вселенной. Структурная неопределенность, напротив, предполагает отсутствие информации о самом характере проблемы и о том, какого рода исходы возможны. Такой вид неопределенности остается вне поля зрения неоклассической теории.

Короче говоря, Ланглуа утверждает, что параметрическую неопределенность нельзя использовать для нахождения источника тех трансакционных издержек, которые играют существенную роль в объяснении относительной эффективности организаций типа фирмы. Модель Алчяна—Демсеца дает основанные на параметрической неопределенности аргументы для ограниченного класса вариантов внутренней организации, но не может полностью объяснить всю внутрифирменную организацию. По мнению Ланглуа, наиболее убедительные объяснения внутренней организации в терминах сравнительной эффективности в конечном счете сводятся к интерпретации, основанной на факторе неполного структурного знания. Если бы вся проблема заключалась просто в отсутствии параметрического знания, то не было бы надобности в фирме, так как все виды деятельности можно было бы охватить контрактами и обменами на вероятностных рынках.

В более развернутом виде схожая аргументация представлена в работе Нейла Кэя (Кау, 1984), в которой показано, что в неоклассическом мире, где царит полное знание, фирма лишена большей части, если вообще не всех, своих обычных структур и функций. Более того, включение в рассмотрение проблем риска (иначе — “параметрической неопределенности”), вероятность которого можно оценить, не приведет к существенным изменениям, поскольку “между полным знанием и риском существует тесная связь в смысле однородности и повторяемости взаимосвязанных событий”. Кэй приходит к выводу: “В сфере фирм, рынков и государственных организаций решающее значение имеют соображения, связанные с истинной неопределенностью и информационными издержками”.

Важной особенностью данной линии рассуждений является то, что они не опираются на представление об оппортунистическом поведении агента. Рассмотрим, к примеру, такую возможность: некто перестает соблюдать условия контракта до его завершения. По утверждению Ланглуа, сама по себе эта проблема не сводится исключительно к оппортунизму: дело в том, что сторона контракта пребывает в неопределенности по поводу того, изменит другая сторона своим обязательствам или нет. Будет ли на самом деле поведение другой стороны оппортунистическим и своекорыстным или нет — вопрос второстепенный.

В действительности возможна даже ситуация нарушения контракта не по эгоистическим, а по альтруистским мотивам, например в знак солидарности с жертвами апартеида или как протест против торговли изделиями из натурального меха. Строго говоря, вопрос об оппортунизме не самый главный. Наиболее важный момент — неопределенность по поводу того, будет выполнение контракта доведено до конца или нет. Соответственно акцент Уильямсона на оппортунизме как на центральном элементе трансакционных издержек абсолютно неадекватен.

В свете упомянутых выше теоретических разработок представляется, что ответ на вопрос Коуза о причинах существования фирм формулируется в терминах некой существенной, не допускающей вероятностной оценки неопределенности, причем трансакционные издержки могут фигурировать в рассуждениях в качестве промежуточной категории (а могут и не фигурировать). Но из сказанного выше ясно, что осмыслить трансакционные издержки невозможно без некоторой концепции истинной неопределенности, а эта последняя, по всей видимости, прямо или косвенно является необходимым элементом объяснения существования фирмы.

/>

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория