Обучение персонала

Понятия обмена и собственности

Понятия обмена и собственности человеческая деятельность

Особое внимание к проблеме прав собственности не ново. По утверждению экономиста — теоретика прав собственности Стивена Пейовича (Pejovich, 1982), одним из первых ученых, придававших большое значение функции отношений собственности, был Карл Маркс. Кроме того, общепризнано влияние на разработку проблемы американских институционалистов, например Джона Коммонса.

Определение обмена

Одна из заново возрожденных важнейших идей заключается в том, что обмен — это не просто двусторонний трансферт благ, услуг или денег между агентами, это еще и передача прав собственности. Таким образом, когда, скажем, пчела собирает сок и при этом опыляет цветок, обмен в том смысле, в котором этот термин употребляют экономисты, не имеет места. Здесь явно происходит двусторонний трансферт материальных веществ, но он не сопровождается никаким обменом правами собственности. Мысль, что в трансакциях участвуют не только товары и услуги, но и права собственности, особенно четко прослеживается в работах Коммонса (см., напр., Commons, 1950, р. 48-49).

Однако следует подчеркнуть, что такая концепция обмена не является общепризнанной. Например, Людвиг фон Мизес определяет обмен как “попытку привести менее удовлетворительное состояние дел к более удовлетворительному” (Mises, 1949, р. 97)*. Короче говоря, по фон Мизесу, любая деятельность есть обмен. Мизес не только не упоминает ни о каких правах собственности, но и подробно обсуждает “аутистический обмен”, который происходит без связи с другими индивидами (Ibid., р. 195—197)**. Он приводит пример одинокого охотника, “обменивающего” патроны и досуг на пищу. Таким образом, обмен становится обширной универсальной категорией, охватывающей как деятельность оторванного от общества Робинзона Крузо, так и межличностные трансакции внутри социума без какой-либо видимой или необходимой связи с собственностью в юридическом или традиционном смысле.

Такое неприемлемое для нас понятие обмена носит настолько общий характер, что охватывает еще и производство. И хотя представление о производстве как “обмене с природой” все еще господствует в неоклассической литературе мэйнстрима, рано или поздно оно станет объектом резкой критики со стороны набравшей силу “школы прав собственности”. Но уже сейчас очевидно, что у природы нет никаких прав собственности, которые она могла бы обменять. Допуская, что природа может обмениваться собственностью с людьми, как если бы она была целеустремленным агентом, и неоклассики, и “австрийцы” девальвируют столь модную ныне концепцию прав собственности. Они подчеркивают, что “выбор” и “целеустремленность” — черты, присущие именно человеку, а затем применяют концепцию прав собственности в таком контексте, что эти понятия в значительной мере теряют смысл.

И в ортодоксальной социологии понятию обмена придается неоправданно широкий смысл. Питер Бло в оказавшей большое влияние книге (Blau, 1964) признает, что обмен подразумевает агентские отношения между людьми, но при этом развивает теорию, в соответствии с которой к актам обмена причисляется огромное число видов “добровольной” социальной деятельности. Дань, которую член племени приносит вождю, “обменивается” на выгоды безопасности и сплоченности племенного строя. Труд современной домашней хозяйки “обменивается” на долю богатства и заработка мужчины, получающего заработную плату, и т. д. Понятию обмена придается столь широкий смысл, что оно имеет мало общего с тем специфическим типом обмена, который мы имеем в современной рыночной экономике.

На самом деле Бло проводит существенное различие между “социальным” и “экономическим” обменом, определяя последний как обмен, в основе которого лежит “формальный контракт, где оговорены точные количества благ, подлежащих обмену” (Ibid., р. 93). Однако такое деление нельзя признать удовлетворительным. Можно доказать, что у многих “экономических” контрактов, особенно у контрактов найма, имеются важные неформальные характеристики, они неполны, и часто в них не могут быть оговорены “точные количества”, подлежащие обмену. Бло сам признает это в одном из подстрочных примечаний (Ibid., р. 93), но лишь мимоходом; по- видимому, он готов согласиться с тем, что наем рабочих не подпадает под его определение “экономического” обмена, и тем самым косвенно признать, что рынок труда находится за пределами такого рода “экономики”.

“Экономический обмен” по Бло приблизительно соответствует “контракту на продажу” по Саймону (Simon, 1951), но Саймон идет дальше и показывает, что в экономической жизни имеют место и другие виды контрактных соглашений, которые считаются нормальными, но не относятся к категории “контрактов на продажу”. Таким образом, у Бло определению “экономического обмена” соответствует крайне узкий класс трансакций, тогда как “социальный обмен” — понятие настолько широкое, что ему невозможно придать четкий смысл. Налицо пример неоправданного обобщения: категория, относящаяся к частной ситуации, без разбора применяется к человеческой деятельности во всех ее пространственно-временных аспектах.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория