Обучение персонала

Потребности и благосостояние дорога к рабству?

Потребности и благосостояние дорога к рабству? экономическая теория

Одна из заметных особенностей данной книги — стремление посмотреть, что скрывается “за” индивидом и принять во внимание институциональную обстановку, в которой он пребывает. Институты трактуются не просто как неэластичности и сдерживающие факторы, а как структуры и рутинизированные виды деятельности, воздействующие на распространение и познание исходной информации, а также многими иными путями формирующие индивидуальные предпочтения и поступки.

 У читателя, овладевшего ортодоксальной экономической теорией и находящегося под влиянием ее связей с идеологией классического либерализма, могут вызвать озабоченность кажущиеся следствия такой линии аргументации для экономической политики. Не прячется ли за кулисами зловещий тоталитаризм? Коль скоро люди так податливы и примат их явно выраженных предпочтений опровергается, не служит ли это сигналом для выхода на сцену диктатора, который будет интерпретировать потребности людей соответственно собственным прихотям или идеологическим принципам, игнорируя все противоречащие им выражения нужд и чаяний? Не является ли такое отрицание индивида как последней инстаиции верстовым столбом на дороге к рабству, ведущей к полному подавлению волеизъявления населения?

Можно доказать, что именно такие страхи стоят за постоянной предпосылкой ортодоксальной экономической теории об экзогенном характере вкусов и предпочтений и за ее тезисом об индивиде как высшем судье собственного благосостояния. По всей вероятности, они скрываются на заднем плане, хотя порой проявляются откровенно.

Нельзя отрицать, что для опасений, высказываемых “новыми правыми”, есть определенные основания. В социальной философии существуют различные традиции патернализма, централизма и авторитаризма, отвергающие или игнорирующие право или способность индивида самостоятельно вырабатывать собственные представления о своих потребностях. И тем не менее допущения об экзогенном характере предпочтений и безусловной святости явно выраженных воззрений индивида не могут эффективно противостоять таким опасностям.

Более того, по ряду причин противоположный взгляд не дает никаких оснований для какой-либо авторитарности. Прежде всего тезис об известной степени податливости индивида не может служить моральным оправданием ни для какой формы диктатуры и даже для полного или частичного пренебрежения личными предпочтениями и целями. Далее, утверждение об экзогенном характере предпочтений и субъективности целей само по себе никак не препятствует диктатору, убежденному (субъективно) в собственном знании того, что на самом деле нужно людям, и (целенаправленно) действующему соответствующим образом.

Безусловно, важным контраргументом авторитарному или патерналистскому воззрению является то обстоятельство, что, коль скоро порой бывает трудно осознать и явно выразить наши собственные потребности, во много раз труднее сделать то же самое применительно к обществу в целом. Если уж сам индивид не всегда лучший судья собственным предпочтениям, т. е. веские основания для скепсиса по отношению к диктатору — “отцу-благодегелю”, высказывающему свои убеждения по поводу того, что нужно обществу в целом.

Последний довод можно подкрепить, отметив проблемы, сопряженные с тем, откуда диктатор или, если на то пошло, вообще кто угодно в принципе “знает”, каковы потребности ряда индивидов. Потребности и запросы — вещи сложные, и любая попытка выразить их требует больших объемов информации. Ни в отдельно взятом случае, ни в их совокупности невозможно адекватно выразить эту информацию во всей ее полноте. Хотя некоторые простейшие потребности могут быть известны (например, потребность в витаминах, кислороде и т. п.), как только мы приступаем к описанию более широкого спектра нужд и чаяний, сразу сталкиваемся с их разнообразием и сложностью. Уже потребности чуть более высокого уровня (например, в одежде, жилище) можно узнать в общих чертах, но не конкретно для каждого индивида. Соответственно при том что центральная власть в состоянии дать оценку некоторым специфическим или допускающим широкое определение потребностям, немыслимо, чтобы информацию, имеющая отношение ко всем нуждам общества в целом, можно было централизованно собрать и обработать.

Примечательно, что эти последние доводы были выдвинуты Фридрихом Хайеком (Науек, 1935, 1937, 1945) и другими мыслителями австрийской школы как часть их убедительной аргументации против полностью централизованного планирования в “социалистическом” государстве. Они же, безусловно, были и темой проходившей в 20—30-е годы дискуссии между Людвигом фон Мизесом и Фридрихом Хайеком, с одной стороны, и Оскаром Ланге и Фредериком Тэйлором — с другой. Как я уже писал в другом месте (Hodgson, 1984), один важный аспект позиции “австрийцев” неопровержим: полностью централизованное планирование невозможно по причине непреодолимых проблем сбора и обработки большого объема необходимой информации даже с помощью самых мощных компьютеров, какие только можно себе представить в обозримом будущем1.

Однако отметим, что “австрийцы” заходят гораздо дальше — они отрицают ценность или жизнеспособность любого варианта государственного экономического планирования, равно как и желательность перехода к так называемой смешанной экономике даже в долгосрочной перспективе. Кроме того, они отвергают саму идею общего благосостояния и социальных потребностей в традиционном смысле. Некоторые их идеи, связанные с проблемами информации и неопределенности, вполне приемлемы, но нет надобности следовать крайним несостоятельным взглядам этих авторов.

Однако, делая акцент на проблемах информации и сложных аспектах взаимодействия людей, “австрийцы” помимо собственного желания обеспечили сильную аргументацию против тех, кто видит “дорогу к рабству” в теории, осмелившейся рассматривать силы, придающие форму целям и предпочтениям индивидов. Дело в том, что анализ этих сил требует такого объема информации, что какое-либо теоретическое оправдание единственной “отеческой” власти исключено. Таким образом, ничто не побуждает нас выводить исследование за рамки экономического анализа.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория