Обучение персонала

Причинность и цель

Margin-bottom

Ясно, что хотя принцип целеустремленного индивида явным образом присутствует в большинстве тезисов, составляющих кредо методологического индивидуализма, одного этого принципа недостаточно для определения данной доктрины. Главное же, судя по всему, заключается в идее, что наличия индивидуальной цели достаточно для осуществления любого вида социальной деятельности.

Некоторые представители австрийской школы выражают эту мысль весьма недвусмысленно. Именно такую идею, похоже, имеет в виду Израиль Кирцнер, когда пишет об экономике как “тонком социальном процессе, приводимом в движение взаимодействием целеустремленных индивидов” (Kirzner, 1982, р. 1). Как всегда, четко и по существу высказывается Людвиг фон Мизес: “Как априорная категория, принцип действия равносилен принципу причинности” (Mises, 1960, р. 14).

Однако на самом деле это довольно-таки древняя идея. Именно ее сэр Джон Хикс недавно окрестил Old Causality (Hicks, 1979), т. е. причинная обусловленность, источником которой служат решения некоего агента. При таком представлении можно следующим образом построить один из вариантов методологического индивидуализма: постулировать индивидуальный характер целей, принять явное или неявное допущение о том, что цель — единственный источник всей деятельности общества, и далее свести объяснение основополагающей причины к самой цели. Разумеется, такие рассуждения могут оказаться тавтологическими (как это на самом деле и происходит у фон Мизеса), т. е. исходящими из определения деятельности как целеустремленного человеческого поведения и причины как самой цели. Тогда все разногласия свелись бы к вопросу о том, насколько адекватны такие определения причины и деятельности и в состоянии ли они охватить суть данных понятий в том смысле, в котором последние употребляются в наши дни. Ниже будет доказано, что современное использование данных терминов действительно носит произвольный и чрезмерно ограничительный характер.

В той разновидности методологического индивидуализма, которой придерживаются фон Мизес и другие авторы, индивид и целеустремленная деятельность играют роль пара, приводящего в движение социально-экономический локомотив. Институтам и коллективам как таковым целеустремленность не присуща, они агрегаты разнообразных целей своих членов; более того, в соответствии сданным воззрением первопричину и главное объяснение следует искать исключительно в индивидуальной деятельности. Например, хотя фон Мизес готов признать, например, значимость идей, циркулирующих в обществе и передающихся из поколения в поколение, а также их воздействие на человеческое поведение, он, далее, словно желая поставить последнюю точку в дискуссии, утверждает, что “размышления — это всегда проявление индивидов” (Mises, 1949, р. 178).

Основная проблема, связанная с такого рода рассуждениями, заключается в обсуждении не того, что утверждается, а того, о чем умалчивается. Пусть причиной событий служат действия индивидов, но остается вопрос: а что же в первую очередь порождает сами цели? Чаще всего ясного ответа на этот вопрос не дают, и для сочинений приверженцев методологического индивидуализма характерно стремление уклониться от его рассмотрения в рамках социальных наук.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория