Обучение персонала

“Примеси” и декартовский тип мышления

“Примеси” и декартовский тип мышления речь

Я попытался резюмировать основные черты такого рода аргументации в другом месте (Hodgson, 1984, chs 6,7), а некоторые из этих мыслей более детально будут обсуждаться позже. В сжатом виде принцип “примесей” (impurity principle) — это представление о том, что в каждой системе (или подсистеме) содержатся “примеси”, которые, не будучи характерными для системы в целом, тем не менее необходимы для ее функционирования.

Эта идея выводится из рассмотрения экономической системы одновременно через увеличительные стекла экономической истории и теории систем. В частности, можно сослаться на “закон необходимого разнообразия” Росса Эшби (Ashby, 1952, 1956). В основе этой концепции лежит представление о том, что открытая система должна быть достаточно многообразна, чтобы справляться со всеми потенциальными изменениями окружающей среды. Чтобы система могла сохраниться и выдержать разнообразные непредсказуемые удары извне, ее внутренняя структура должна быть достаточно сложна и многообразна.

Здесь речь идет не просто об эмпирическом наблюдении возможности сосуществования разнотипных структур в рамках целостной экономической системы. Мы утверждаем, что некоторые из этих экономических структур необходимы для функционирования социально-экономической системы во времени.

Принцип “примесей” сочетается с более привычной идеей, именуемой “принципом преобладания”, т. е. с утверждением, что в социально-экономических системах, как правило, проявляется преобладающая экономическая структура. Из сочетания этих двух идей возникает плюралистический взгляд на экономическую систему, порождающий важные следствия для дебатов вокруг рынков и планирования. Мы поднимем эти вопросы ниже, на соответствующем этапе анализа.

Очевидно, что в этой схеме найдется место и для идеи контракта с “примесями”. Контрактные элементы преобладают, но неконтрактные составляющие — необходимые характеристики контракта как единого целого, они образуют необходимые “примеси”. Таким образом, мысль, что все контракты содержат неконтрактные элементы, можно считать выражением принципа “примесей”. А принцип “преобладания” проявляется в верховенстве своекорыстных расчетов прибыли и убытков в рамках контракта.

Однако примечательно, что, хотя общие принципы “примесей” и “преобладания” обосновываются посредством теории систем, здесь аналогичные идеи возникли в ходе изучения контрактных и меновых отношений на “молекулярном” уровне.

Если перейти на более фундаментальную, философскую точку зрения, то принцип “примесей” означает разрыв с декартовским механистическим типом мышления, когда явления разбиваются на точно определенные элементы или части, а целостная картина строится путем агрегирования последних. Мы же утверждаем, что сами эти части являются многогранными и взаимопроникающими. Мы можем идентифицировать их, но, как правило, не в состоянии однозначно приписать им какие-либо качества или признаки.

Так, например, мы можем идентифицировать те характеристики права и собственности, которые вытекают из обычая и традиции. Но право и собственность к этому не сводятся; помимо этого они частично определяются и скрепляются установленными писаными законами, правами и санкциями. Адекватное определение права и собственности должно содержать сложные эволюционирующие соотношения между формальными юридическими и обусловленными обычаем характеристиками. Кроме того, мы должны указать, что превалирующим аспектом контракта и обмена является формальное соглашение сторон. Но контракт не определяется и не может адекватно определяться исключительно в этих терминах. Контракт содержит одновременно и контрактные и неконтрактные элементы, и его характер определяется природой и динамикой их сочетания.

Поэтому самое главное для нас — порвать с характерными для декартовского механистического мировоззрения бескомпромиссными, жесткими, безапелляционными стереотипами мышления в духе “третьего не дано”. Полностью раздробить явления на неизменные во времени и не связанные между собой единицы невозможно. Элементы мироздания проникают друг в друга во времени и в пространстве, в процессе взаимодействия и изменения, бытия и становления. Возможно, наши утверждения — отзвуки гегельянства или марксизма, но от этого они не становятся устаревшими. На самом же деле они отражают некоторые представления, сложившиеся в последнее время в современной физике (Bohm, 1980; Capek, 1961; Capra, 1982).

Примечательно, что принципы “примесей” и “преобладания” предлагают подход к анализу отношений обмена, который резко отличается от принятого во многих социологических работах создания непроницаемых перегородок между двумя обособленными видами обмена — социальным и экономическим, соответственно. Пафос анализа Дюркгейма, похоже, именно в том, чтобы лишить это разделение законной силы, и тем не менее идеи Дюркгейма почти безоговорочно признаются и экономистами, и социологами. Ведь в любом так называемом экономическом обмене в той или иной степени присутствуют социальные элементы. Кроме того, выше уже говорилось, что во многих случаях так называемый социальный обмен не связан с правами собственности и такие ситуации лучше вообще не описывать понятием “обмен”.

Более того, само создание перегородок в социальных науках способствует тому, что экономисты ошибочно трактуют любой обмен как чисто экономический, т. е. исключают из рассмотрения неконтрактные составляющие обмена, притом что из-за этих искусственных междисциплинарных границ экономисты не слышат критику, выдвинутую с “социологических” позиций Дюркгеймом и другими авторами.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория