Обучение персонала

Психологические объяснения цели

Душа человека или его

Часто, оказавшись в затруднительном положении, приверженцы методологического индивидуализма апеллируют к психологическому объяснению цели, но делается это для того, чтобы вывести данную проблематику за пределы экономической науки. Например, фон Мизес писал о “психологических событиях, которые реализуются в действии” (Mises, 1949, р. 11 — 12). Однако показательно, что в своей работе фон Мизес даже не упоминает о возможных социальных или социаль- но-психологических интерпретациях таких событий. Более того, он утверждает, что предметом науки о человеческой деятельности являются действия как таковые, но не внутренние психологические процессы, которые к ним приводят или могут привести.

Аналогичные заявления неоднократно делал и Хайек. В одной из своих работ он пишет, что социологи “заблуждаются”, когда видят свою задачу в объяснении сознательных действий.

“Если такая задача вообще разрешима, то она является предметом другой науки — психологии” (Науек, 1952а, р. 39). Будучи признанным специалистом в области теоретической психоневрологии (Hayek, 1952b), он идет еще дальше, явным образом исключая социальные факторы: «Если сознательное действие может быть “объяснено”, то это задача для психологии, но не для экономической теории… или любой другой общественной науки» (Науек, 1948, р. 67). Очень странно, что Хайек может писать работы по обеим областям знания, не пытаясь навести мосты между ними.

Подобная апелляция к психологии, похоже, призвана изъять любое объяснение целей индивида из сферы социальных наук, ибо принадлежность психологии к этой сфере отрицается. Создается впечатление, что такое “вынесение за скобки” объяснения сознательных действий делается с явной целью сослужить службу методологическому индивидуализму. Пресекается любая попытка объяснить цели индивидов в терминах экономической или иной социальной науки.

Однако это средство не срабатывает так, как планировалось. Современная психологическая наука содержит существенный социальный элемент, и, более того, этот элемент можно использовать против приверженцев методологического индивидуализма. Кроме того, как это весьма красноречиво показывают Пол Хирст и Пенни Вулли, было бы заблуждением считать такие науки, как психология и даже биология, полностью лишенными социального содержания. “Для того чтобы анализировать эффективность социальных отношений, нет надобности… жестко отгораживать их от биологических или психологических явлений” (Hirst and Woolley, 1982, p. 24).

Ряд авторов именуют доктрину, в соответствии с которой объяснение целей и сознательных действий является преимущественно (или даже полностью) предметом психологии (возможно, с привлечением физики, биологии и т. п.), но никак не социальных наук, психологизмом (Agassi, 1960, 1975; Morgen- besser, 1967а; Popper, 1945). Такому определению очевидным образом соответствует по крайней мере один из тезисов Хайека.

Есть веские основания относиться настороженно к любому подходу, при котором делаются попытки объяснить человеческое поведение исключительно в терминах, связанных с психологией, особенно с психологией индивидуалистического или грубонатуралистического толка. Говоря обобщенно, недостатки психологии как единственного источника объяснения во многом обусловлены тем фактом, что ее исследовательская программа не охватывает конкретных, исторически сложившихся социальных институтов. Главный объект исследования — душа человека или его поведение по отношению к другим людям, причем и то и другое изучается на довольно обобщенном уровне. Психология может много дать социальным наукам, но она слишком узкая область знаний, чтобы предложить полное объяснение общественных явлений.

Следует заметить, что в отличие от Хайека, который полагает, что единственный адекватный тип объяснений должен базироваться на психологии, Карл Поппер (Popper, 1945), сохраняя верность методологическому индивидуализму, в то же время резко негативно относится к психологизму. Он обосновывает свою позицию главным образом отрицанием объяснений общественных явлений в терминах “человеческой натуры” и убежденностью в том, что при объяснении действий людей следует учитывать влияние социальных институтов и среды. Принимая во внимание эти соображения, Люкс даже приходит к выводу, что, коль скоро Поппер признает институциональные и иные интерпретации, его вообще нельзя считать подлинным приверженцем методологического индивидуализма (Lukes, 1968), а Макс Блауг находит в работах Поппера такой существенный недостаток, как смешение политического и методологического индивидуализма (Blaug, 1980, р. 49—50). Таким образом, под вопросом оказывается самая суть поппе- ровского варианта методологического индивидуализма.

Действительно, как будет показано ниже, коль скоро признаются такие объяснения цели, которые носят институциональный или иной социальный характер, превознесение индивида как единственной основы объяснения становится теоретическим произволом. Однако даже у некоторых авторов, признающих значимость влияния институтов на формирование целей индивидов, наблюдается сильное нежелание при изложении собственной доктрины устранить или хотя бы ограничить главенство индивидуалистского ярлыка. В частности, Джозеф Агасси и Лоуренс Боланд вслед за Поппером провозглашают институциональный индивидуализм в противовес психологическому индивидуализму у других авторов (см. Agassi, I960, 1975; Boland, 1982). Но почему их методологию надо называть индивидуалистской, а не, скажем, институционалистской? Почему нельзя поменять местами существительное и прилагательное, чтобы получился “индивидуалистический институционализм”? И почему нельзя обозначить главенство индивида ярлыком “структурированный индивидуализм” или как-нибудь еще? Причина, по которой не находят применения такие альтернативные ярлыки, не вполне ясна. Так или иначе широкое использование ярлыка “методологический индивидуализм” свидетельствует о его особой притягательности для ряда теоретиков.

Напротив, строго “австрийская” позиция фон Мизеса и других авторов позволяет избежать подобных проблем, ибо полностью снимается сам вопрос об определении или формировании цели индивида.

/>

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория