Обучение персонала

Разрыв с индивидуалистическим субъективистским подходом к экономической науке

Разрыв с индивидуалистическим субъективистским подходом к экономической науке централизованное планирование

Наш разрыв с индивидуалистическим субъективистским подходом к экономической науке имеет очевидные следствия для экономической теории благосостояния. Из обрисованной выше несубъективистской теории потребностей видно, что в результате этого разрыва мы отнюдь не приходим к идее диктатуры, основанной на патернализме или произволе и попросту навязывающей другим свою концепцию потребностей. На самом деле и Маслоу, и Дойял и Гауф подчеркивают, что как развитие автономии личности, так и право выбора суть компоненты человеческих потребностей. Не забывайте проводить вовремя аудит.

Однако в противоположность ортодоксальной теории мы не абсолютизируем право выбора. Когда дело доходит до принятия практических экономических и политических решений, любая сколь угодно либеральная и индивидуалистическая власть вынуждена навязывать общую концепцию потребностей в определенных сферах, не оставляя полной свободы индивидуальному выбору и рынку. Примечательно, что ни одно из сформированных в 80-е годы правительств “новых правых” не признавало тяжелые наркотики, порнографию или проституцию делом индивидуального выбора. Каждое правительство “новых правых” подтверждало “потребность” в законе и порядке и в сильной национальной обороне. Таким образом, налицо крупное противоречие между практическими действиями правительства и следствиями субъективистских исследований его экономических советников.

Короче говоря, следует избегать ложного противопоставления тезиса о субъективном характере всех потребностей, с одной стороны, возможности санкционирования потребностей всеведущим благодетелем, будь то политическая партия или единоличный деспот, — с другой. Динамичная, допускающая изменения и корректировки концепция потребностей предусматривает гибкость институтов, определяющих потребности и дающих им оценку, и их чувствительность к индивидуальным запросам и общественным дебатам.

Поэтому такой подход в корне отличается и от этатистского патернализма и от классического либерализма. Первый предполагает, что все или почти все потребности могут быть известны и оценены некоей центральной властью. Классический либерализм, напротив, исходит из допущения о том, что какое-либо общее знание потребностей практически невозможно и поэтому индивид остается лучшим судьей своего благосостояния во всех или почти всех аспектах. Первое воззрение обычно ассоциируют с предписаниями по экономической политике на основе всеобъемлющего централизованного планирования, второй — с экономической политикой в духе laissez-faire.

При том варианте анализа, который принят в данной книге, напротив, признается, что природа и способ оценки потребностей варьируют в зависимости от типа потребности. Однако для большей части потребностей такой подход аналитически состоятелен и поучителен, поскольку допускает и возможность унифицированного анализа потребностей в общих чертах, и динамический характер их оценивания, позволяющий вносить поправки отчасти в зависимости от уровня просвещенности и самосознания индивида.

Таким образом, существует общественная потребность в политической и экономической системе, предусматривающей активное участие всех входящих в нее субъектов. Как утверждается в других работах (Pateman, 1970; Hodgson, 1984), полностью представительная демократия не только средство, но и цель. Она востребована как тип институциональной структуры, в рамках которой перед людьми открываются возможности выработки более просвещенного и сознательного отношения к собственным потребностям.

Следовательно, явно неудачна постановка проблемы разработки экономической структуры, позволяющей лучше всего удовлетворять потребности, просто как вопроса о правильном сочетании рыночной организации и государственного обеспечения. Во-первых, тот факт, что определение потребностей само по себе динамический процесс, должен служить предостережением от проектирования “оптимальных” статичных структур, в какой бы пропорции в них ни сочеталось частное и государственное обеспечение удовлетворения потребностей. Во-вторых, не следует упускать из виду, что одна из ключевых проблем — формирование гибких и открытых институтов, при посредстве которых человеческие потребности можно выразить словами, сделать понятными, оценить и упорядочить по степени приоритетности. Таким образом, дело не сводится к проблеме соотношения рынков и государства; речь идет также о расширении внутри общества демократии, способствующей расцвету процесса просвещения.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория