Обучение персонала

Рынки и институты

Рынки и институты неоклассическая теория

Определение рынка просто как места или региона, где совершаются сделки и происходит обмен товарами, нельзя считать адекватным. Как указывает Скотт Мосс, рынок включает и многое другое:

“Товары и услуги обмениваются на рынках. Процесс обмена включает установление и обнародование цен; уведомление потенциальных клиентов о том, что произведенные фирмой товары или услуги имеются в продаже; информирование поставщиков о спросе па их продукцию; транспортировку товаров и ресурсов, необходимых для предоставления поставщиками услуг клиентам. Короче говоря, процесс обмена связан с коммуникациями и средствами сообщения между продавцами и покупателями благ, являющихся предметами торговли” (Moss, 1981, р. 1—2).

Сильная сторона этого определения — в признании того обстоятельства, что в функционирование рынков всегда вовлечены ассоциированные с ними виды деятельности, в том числе “установление и обнародование цен”, средства связи и оповещения клиентов и транспортные средства. Однако в этом определении отсутствует идея зависимости обмена от правовых институтов и не указано, что речь идет не только о трансферте товаров и услуг, но и об обмене правами собственности. Более того, даже не упоминаются институциональные аспекты установления и обнародования цен, связей с клиентами и транспортировки. Короче говоря, Мосс игнорирует обусловленные обычаем правовые, политические и иные социальные структуры, играющие ключевую роль во всех рыночных системах.

Определение Мосса необходимо расширить, сделав в соответствии с концепциями данной книги больший акцент на социальных институтах. Дефиниция рынка должна быть связана с широким набором институтов, которые имеют отношение не только к таким правовым вопросам, как установление прав собственности и судебно-арбитражные процедуры по поводу контрактов, но и к транспортировке и распространению актуальной для функционирования рынка информации. Более того, как подчеркивается в работе Lowry (1976), рынок создает форум, на котором можно прийти к общему согласию по поводу цен, чего нельзя сделать при изолированном акте купли- продажи. Формированию такого консенсуса способствуют встроенные в рыночные институты правовые и иные правила, обычаи и процедуры.

Мы определяем рынок как набор социальных институтов, в рамках которых регулярно происходит большое количество актов обмена специфического типа, причем данные институты в известной мере способствуют этим актам обмена и придают им структуру. В соответствии с приведенным выше определением обмен включает контрактные соглашения и смену прав собственности, а рынок отчасти состоит из механизмов, призванных придавать этим видам деятельности структуру, организацию и легитимность. Короче говоря, рынки — это организованный и институционализированный обмен. Главную роль играют те институты, которые способствуют упорядочению цен, установлению консенсуса в связи с ними и в более общем виде распространению информации о продуктах, ценах, объемах, а также о потенциальных покупателях и продавцах.

Как уже говорилось в предыдущей главе, одни институты, имеющие отношение к рынку, например правовая система и обычаи, которыми руководствуются в процессе контрактации, связаны с обменом и контрактами в изначальном смысле этих понятий. Эти институты существовали бы, даже если бы организованных рынков не существовало. Другие связаны со спецификой развития того или иного рынка и с координацией большого количества организованных обменов.

Во многих случаях трудно провести различие между рыночными трансакциями и нерыночным обменом, особенно если рынок не идентифицируется физически, как некое здание или площадка под открытым небом. Рекламные полосы газеты или написанные от руки объявления “продается” в местной лавке на самом деле образуют промежуточный вариант между полностью развитым рынком и совокупностью трансакций, которые совершаются без участия рекламы или какого-либо публичного форума. Однако даже в этих промежуточных случаях акты обмена организованы под эгидой какого-то института, так что, можно сказать, они осуществляются в рамках рынка в смысле данного выше определения. И хотя между собственно рынком и нерыночными вариантами обмена пролегает обширная “серая зона”, “детализированные типы обмена” сохраняют концептуальную значимость и ценность для анализа.

К сожалению, экономисты, как правило, не только пренебрегают задачей определения рынка, но и весьма бесцеремонно обращаются с этим термином. Так, например, Гэри Беккер, анализируя брак, без малейших колебаний заявляет, что “можно предполагать существование брачного рынка” (Becker, 1976, р. 206; курсив оригинала). Безусловно, такие институты, как брачные конторы, действительно существуют. Однако это не рынки (или, по крайней мере, не рынки браков как таковых), а агентства, предлагающие специфические, чаще всего информационные услуги. Сам брак уже подразумевает контрактное соглашение между женихом и невестой. Даже если он сопровождается семейными сделками по поводу товаров и услуг, никак нельзя сказать, что браки как таковые являются предметом купли-продажи; все такие контракты обычно заключаются вне какой-либо формы рынка в строгом смысле этого слова.

Вопреки выраженному в работе Беккера воззрению на семью общественные нормы проводят четкое различие между семейными или сексуальными отношениями, в которых имеет место рыночный или какой-то иной обмен, и теми, при которых этот фактор отсутствует. Отвлекаясь от моральных или иных доводов за или против брака, семьи или проституции, следует признать, что половые отношения любовников или супругов и по форме, и по содержанию существенно отличаются от контактов между проституткой и клиентом. Поставка сексуальных услуг посредством своего рода рынка возможна только в варианте проституции. Беккеру и его последователям следовало бы проявлять больше осмотрительности при употреблении термина “рынок” в таком контексте.

Еще один пример — понятие внутреннего рынка труда в фирме. В своем стремлении уйти от неоклассической теории в направлении институционализма Питер Дойринджер и Майкл Пиор выдвигают эту концепцию, полагая, что она поможет объяснить такие явления, как дифференциация заработной платы и дискриминация при распределении производственных заданий (Doeringer and Piore, 1971). Однако, как отмечается в работе Marsden (1986), “несмотря на то что между наемными работниками имеет место известная степень конкуренции по поводу определенных видов работ в рамках внутрифирменных рынков труда, на этих рынках действуют весьма специфические трансакционные механизмы, так что возникают сомнения, действительно ли они выполняют функцию рынков” (Ibid., р. 162).

Выражаясь более категорично, внутрифирменные рынки труда не являются рынками в смысле приведенного выше определения, так как на них, как правило, нельзя обнаружить никакого систематического институционализированного процесса купли-продажи рабочей силы. Дойринджер и Пиор сами признают, что “внутрифирменными рынками труда” управляет преимущественно не механизм цен, а “совокупность административных правил и процедур” (Doeringer and Piore, 1971, p. 1—2). Но такая позиция служит подкреплением довода в пользу отказа от самого термина “внутрифирменный рынок труда”, несмотря на всю ценность анализа, с ним связанного, и использования вместо него альтернативного выражения типа “распределение трудовых ресурсов внутри фирмы”.

/>

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория