Обучение персонала

Рынок — Установление ценовых норм

Рынок - Установление ценовых норм история

Очевидным ортодоксальным ответом на поставленный вопрос было бы предположение об определенном опыте, вырабатывающемся путем наблюдения за движением цен. Однако если корректировки цен происходят часто, т. е. веские основания полагать, что агентам будет трудно установить ожидаемую норму. Нескончаемые нарастающие колебания цен могут показаться наблюдателю не более чем “шумом”, и, даже если он прибегнет к изощренному статистическому анализу, не очевидно, что он получит надежный результат. Большинство эмпирических свидетельств о суждениях в условиях неопределенности указывает на то, что люди не основывают такие суждения на исчислении байесовых вероятностей или статистических регрессий (см. Kahneman, Slovic and Tversky, 1982). Более того, если учесть объем обрабатываемой информации и недостаточную скорость и мощность вычислительных устройств (даже в наш век компьютеров на микропроцессорах), трудно представить себе, каким образом люди могли бы проводить такие вычисления всякий раз, когда это целесообразно.

И все же при отсутствии таких ожидаемых норм решениям о купле-продаже может сопутствовать риск или неопределенность.

Для функционирования рынков необходим некий механизм установления норм в умах агентов и в ходе их практической деятельности. В некоторых случаях достаточно грубой интерпретации прошлого опыта. Есть большое количество товаров повседневного спроса, и специализированных устройств, для примера: рации купить в интернет магазине, цены на которые более или менее стабильны, так что оценка их уровня не требует особых размышлений, и, таким образом, можно ожидать, что и в будущем цены останутся примерно на том же уровне. Как пишет Джордж Шэкл в главе о “ценах как конвенциях”, “цены, которые в течение некоторого времени остаются на определенном уровне, в чем-то приобретают характер санкций и властных полномочий” (Shackle, 1972, р. 227).

Как указывается в работе Scherer (1970), иногда цены имеют тенденцию тяготеть к “фокальным точкам”, которые часто оказываются округленными величинами (Ibid., р. 179—182). Так, мы часто сталкиваемся с ценами типа 29,95 или 71 фунтов стерлингов, но вряд ли найдется товар, на который объявлена цена 9602,56 фунтов стерлингов. Ценовые нормы скорее всего будут соответствовать фокальным точкам, а не каким-то произвольным уровням.

Однако во многих случаях цены не будут стабильными, а иногда нет даже фокальных точек, и обычной практикой являются непрерывные изменения цен. Но и в этом случае существует некий диапазон (широкий или узкий), который может служить нормой или ориентиром. В таких ситуациях оценка цен осуществляется исходя из их положения внутри или вне этого диапазона. Таким образом, мы в состоянии выработать ожидания на основе грубо приближенного анализа движения цен в течение исторически обозримого периода.

Даже если цена товара изо дня в день резко смещается вверх или вниз относительно предыдущей нормы, то, как было показано выше, это не означает, что ожидаемая ценовая норма автоматически сдвигается в том же направлении. Однако очевидно, что лишь немногие цены остаются постоянно стабильными и в тот или иной момент изменения цен неизбежно приведут к корректировке ценовых норм. И тогда встает вопрос: посредством какого механизма устанавливается эта новая норма?

Предлагаемый нами частичный ответ заключается в том, что в установлении ценовых норм важную роль играют сами рыночные институты. Это обстоятельство часто упускают из виду, ибо в соответствии с господствующей концепцией конкурентного рынка последний устроен таким образом, что агенты занимаются на нем непрерывной куплей-продажей и вносят небольшие взаимовыгодные изменения в цены. Однако даже на тех рынках, где цены изменяются часто, торговля обычно структурирована, а информация публикуется, так что и там возможно формирование ценовых норм, позволяющее большинству агентов принять их в качестве ориентиров или конвенций.

Рассмотрим, к примеру, фондовую биржу — вариант неустойчивого рынка, для которого ежеминутные небольшие изменения цен являются обыденным явлением. И тем не менее Лондонская фондовая биржа ежедневно публикует официальный перечень цен акций на момент закрытия как ориентир и для покупателей и для продавцов. Даже после так называемого большого взрыва 1986 г., когда, как предполагается, рынок ценных бумаг стал более “свободным” и конкурентным, Лондонская фондовая биржа по-прежнему остается весьма структурированным институтом. Например, каждая трансакция не оценивается и не предается гласности отдельно и независимо от других, вместо этого цены назначаются и регулярно корректируются не более чем 36 “котировщиками”, и эта информация передается маклерам-брокерам через компьютер. Уэйн Бэйкер утверждает в своем новаторском эмпирическом исследовании сетей торговли ценными бумагами: “Торговля демонстрирует различные социально-структурные образцы, что оказывает мощное воздействие на направленность и амплитуду изменений цены опциона” (Baker, 1984, р. 775).

Отсюда мы можем сделать вывод, что даже в случае потенциально изменчивого рынка, где возможны резкие перепады цен, торговля структурирована, а информация выборочно публикуется, что способствует формированию ценовых ожиданий и норм. Действительно, сама сложность и изменчивость цен акций побуждает данный рыночный институт публиковать большое количество нормативной информации или субсидировать такие публикации, чтобы агенты могли ориентироваться в обстановке. Кроме того, установлению торговых конвенций и норм способствуют и сети неформальных коммерческих связей между агентами.

В других случаях, когда цены не столь изменчивы, информация о них может более непосредственно влиять на формирование ценовой нормы. Именно благодаря тому, что цены стабильны и агенты считают их равновесными, задача, стоящая перед рыночными институтами, в данном аспекте несколько упрощается. Однако у рыночных институтов может быть еще ряд функций, например информирование о качестве продукта и местонахождении потенциальных продавцов и покупателей, контролирование как самого продукта, так и фирм, вступающих на рынок. На самом деле среди наиболее важных функций может быть и такая трудноуловимая, как узаконивание данного уровня цены и качества продукта путем упорядочения торговли под эгидой определенного института. Существует своего рода “штамп” институционального одобрения, который может оказывать сильное влияние на возникновение ценовых норм.

В неоклассической теории признается лишь один вид ценовой нормы — ex post равновесная цена. Предполагается, что она формируется после широкомасштабного процесса рыночных корректировок и поступлений ценовых сигналов, протекающего не в историческом, а в логическом времени. Напротив, ценовая норма типа обсуждаемой в данной главе хотя и может подвергаться воздействию со стороны текущих цен, в другом отношении существует ex ante, поскольку она уже “встроена” в институты и в ожидания индивидов и поэтому сама оказывает влияние на текущие цены, причем в историческом времени.

Важно отметить, что в глазах покупателя ценовые нормы обретают моральный аспект, который в дальнейшем способствует их закреплению на рынке. Так, соавторы Kahneman et al. (1986) провели опрос выбранных случайным образом жителей Торонто, в ходе которого выяснилось, что подавляющее большинство респондентов считают непорядочным поведение хозяина скобяной лавки, если он повышает цену на снегоуборочные лопаты на следующий день после обильного снегопада. Это исследование показало, что повышение цен считается приемлемым, если отражает рост реальных издержек, а не просто является реакцией на дефицит (см. также Frey, 1986).

Можно предположить, что потребители признают правомерность ценовой нормы в том случае, когда в ее основе лежат издержки плюс “разумная” наценка — чистая прибыль. Соответственно изменения цен приемлемы тогда, и только тогда, когда они каким-то образом отражают понесенные издержки. Это обстоятельство должно создавать для производителя и розничного торговца сильные стимулы подчиниться вытекающей отсюда этике “издержки + наценки” и уделять гораздо меньше внимания корректировке цен в ответ на неожиданно возросший спрос или на изменения в редкости блага.

 

Кроме того, налицо свидетельства существования этических норм и в связи с заработной платой в денежном выражении. У лозунга “честная плата за честную работу” длинная история, несмотря на его критику Марксом и другими авторами, заявлявшими, что он апеллирует к стандартам честности, которые просто отражают асимметрию, лежащую в основе отношений найма, а не бросают ей вызов.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.

Отвлекись
Объявления
Экономическая теория